Roze and cross
А вы уже видите тот красный поезд с надписью кока-кола, который отвезет нас в домик с желтыми стенами,а, Тайчо?...©Рядовой
После гробовых гвоздей
ficbook.net/readfic/3576603

Автор: Великий_and_Ужасный (ficbook.net/authors/48876)
Беты (редакторы): Tolmato (ficbook.net/authors/572865)
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Слэш (яой), Юмор, Мистика, Мифические существа
Предупреждения: Смерть персонажа, Нецензурная лексика
Размер: Миди, 44 страницы
Кол-во частей: 3
Статус: закончен

Описание:
Какая же жизнь странная вещь. Иной раз не успеешь поразиться её чувству юмора, как уже откинул ласты, сыграв в ящик.И ведь даже оказавшись на том свете придется работать!
Короче говоря, приветствуем вас в русском отделе Смерть!

Примечания автора:
Различные коллажи на тему ориджа:
1)hkar.ru/Eg5l
2)hkar.ru/Eg5m (Валентин/Максим)
3)hkar.ru/Eg5n (Валентин/Максим)
4)hkar.ru/Eg5o
5)hkar.ru/Eg5p

«На кой черт я решил переквалифицироваться в свое время в Смерть? - искренне удивлялся сам себе Валентин, едва не сшибая плечом дверной косяк, заходя в приемку Иоанны. – Жил бы себе дальше спокойно, втыкал в чужие людские задницы стрелы любви… Но нет, чего-нибудь поинтереснее захотелось!»

Многострадальная проверка закончилась буквально только что. Валентин на прощание пожал руку Антею и отвесил любезных комплиментов Всаднику с Клио, а после лично убедился, что они исчезли с территории его отдела. После этого едва сумел удержаться от того, чтобы лечь на пол, сложить ручки на груди и помереть от усталости. В основном моральной, конечно. Все прошли свой тест, всё было хорошо. Кроме одного – Валя успел проверить каждого своего подчиненного, но не Максима. Клио, при упоминании парня, подозрительно ухмыльнулась с видом сытой гиены.

- Не переживайте, Валентин, - промурлыкала она. – Этот ваш Максим очень ответственный сотрудник. Наверняка уже строчит отчеты... Как и положено уставом.

Бывший купидон молчаливо поджал губы, но при этом старался сохранить на лице доброжелательный вид, который, однако, мгновенно сдулся после отхода группы ревизоров.

Иоанна, сидящая за своим столом, выглядела не менее уставшей. После того, как начальник свалил «в поле», Антея бессовестно скинули на её хрупкие плечики. Пришлось резко вспоминать про женское кокетство, умение врать, а так же доставать из-под полы старый самовар, дабы наглядно продемонстрировать интуристу великий русский обряд чаепития. Зато в результате Антей, сдавшийся голубоокой бывшей княгине почти без боя, с радость подписал все бумажки, знаменующие, что на уровне организации в отделе всё «чики-пуки». Вот прямо так и написал. Ксерокопию этого шедевра было предложено повесить в зале собраний в рамочке.

На ходу стягивая с себя пиджак и расстегивая верхнюю пуговицу рубашки, Валентин направился к себе в кабинет, но притормозил у стола Иоанны.

- Скажи, а ты не видела…

- В кабинете, - она, не поднимая взгляда от стопки бумажек, указала пальцем в сторону двери кабинета. – Ждет вас.

Тут даже не надо было уметь читать мысли, чтобы понять, о чем начальство хотело спросить. И Валя был даже благодарен ей за эту чрезмерную проницательность в таких делах. Он едва улыбнулся и нежно накрыл её руку своей, заставляя отвлечься от дел, Иоанна подняла на него свой удивленный взгляд.

- Спасибо, - тихо проговорил Валентин.

И относилась эта благодарность не конкретно к последнему её ответу, а вообще к службе в целом. Пускай он часто ворчал на Иоанну, Валя в принципе много чем бывал недоволен, но это никак не умаляло её заслуг.

В ответ Иоанна лишь солнечно улыбнулась, широко и открыто, так, как только она одна во всем отделе умела. От этой улыбки у Валентина всегда настроение приподнималось на пару пунктов. Однако, картина, открывшаяся ему в собственном кабинете, не оставила и намека на эту магию добра. Максим сидел на некогда белом ковре, прислонившись спиной к столу Валентина. Весь в крови, которая коркой застыла на его лице, одежде и руках, волосы непривычно растрепаны, а рядом валялись такие же в красных пятнах отчеты. Когда Валя только зашел, Максим лениво прикуривал от выпавшего (или он его самостоятельно выдрал) пера Жар-Птицы сигару своего начальника, которую без зазрения совести взял из именованного портсигара, лежащего на полочке открытого секретера. Встретившись взглядом с бывшим купидоном, парень ухмыльнулся одним уголком губ и с наслаждением сделал затяжку.

- Не надо делать какое лицо, словно видишь труп любимого котенка, - Максим лениво выдохнул, отчего его насмешливый взгляд на секунду скрылся за клубом дыма. – Кровь не моя. Вернее, тут есть пара моих порезов, потому что нашлось несколько особо борзых демонов, но в остальном, я живой, - он хмыкнул и снова сделал затяжку. – Ну, живой настолько, насколько может быть живой сама Смерть.

После этого каламбура, Валя словно отмер. Волна страха, накрывшая его, начала отступать потихоньку, он закрыл за собой дверь и приблизился к Максиму, глядя на него сверху вниз нечитаемым взглядом. Чем-то эта ситуация напомнила Валентину день, когда он так глупо напоролся на собственное оружие – чувства. Окровавленный парень, чьи глаза, словно острый нож, разрезали душу, проникая в самые сокровенные глубины, и бывший купидон, уже в тот конкретно момент прекрасно понимающий, что он, блять, основательно так попал. Максим приглашающе похлопал по ковру рядом с собой, Валя приглашение принял, на периферии сознания отмечая тот факт, что любимый ковер теперь только на помойку нести из-за всех этих пожаров и кровавых пятен.

- Рад, что эта курица хоть для чего-то сгодилась, - улыбнулся он, когда прямо перед носом увидел свои же собственные сигары и перо сказочной птицы, которое Максим держал аккуратно в перчатке.

С минуту они оба молча дымили в потолок, думая каждый о своем, и не глядя друг на друга, пока хриплый голос Максима не разрушил эту странную тишину.

- И что, - с какой-то странной смесью спеси и недоверия в голосе начал парень, - ты, правда, меня любишь?

Валентин удивленно повернулся к Максиму, натыкаясь на его выпытывающий взгляд и вопросительно приподнятую бровь.

- Хороший вопрос, - бывший купидон едва было не закатил глаза. – Ты сидишь на моём ненаглядном ковре, поливая его кровью, куришь мои коллекционные сигары, ободрав для этого драгоценнейший подарок от миледи, и у меня внутри всё узлом связывается только от желания хотя бы прикоснуться к тебе. Сам как думаешь?

Вместо ответа Максим улыбнулся. Той самой предсмертной странной полуулыбкой и подался вперед, целуя Валентина. В начале только аккуратно прикасаясь к его губам своими, но с каждой секундой всё распаляясь, прижимаясь сильнее. Запустил руку в короткие волосы, не давая отстраниться, хотя Валя и не собирался, Максим углубил поцелуй, свободной ладонью оглаживая его грудь, бок и плечи. Первым отстранился неожиданно Валентин.

- Я думал, - прошептал он, тяжело дыша и не отрывая взгляда от слегка припухших губ Максима, - что мы поговорим.

- Еще успеем, - пообещал парень, окидывая бывшего купидона ироничным взглядом. – Или ты хочешь прямо сейчас заняться этим делом?

Валентин задумчиво пожевал нижнюю губу, хитро посмотрел на Максима и покачал головой.

- Не-ет, - протянул он, улыбнувшись, - не хочу.

Обхватил лицо подчиненного своими ладонями и поцеловал.

А сидящая в соседней комнате Иоанна с легким румянцем смущения выключила свой телефон из розетки. Валентин опять забыл отжать кнопку громкой связи.

***


Софья в очередной раз занесла кулак, чтобы постучать в дверь под номером четыре, но вновь не смогла. Она переминалась с ноги на ногу рядом с квартирой Баско уже добрых пару минут. После окончания проверки Валентин немедленно отправил его на отдых, залечивать боевые раны (а порез от собственной косы у Смерти заживал прилично долго), Софью же, в наказание за нерасторопность с демонами, заставил писать за них двоих отчеты.

И вот, все документы были отданы на проверку Иоанне, а Баско все еще не появлялся на горизонте. Софья прекрасно понимала, что от такой раны ничего ужасного для того, кто уже умер, не будет, но чувства благодарности и вины буквально пинками под зад погнали её проверять самочувствие спасителя. Неизвестно сколько бы еще она стояла в нерешительности, но тут дверь отворилась.

- Я услышал, как ты сопишь под дверью, - сообщил Баско, глядя на Софью сверху вниз, а потом посторонился от входа, приглашая жестом. – Зайдешь или тебя еще ненадолго одну тут оставить?

Поборов желание скорчить недовольную рожицу, Софья перешагнула порог холостяцкой избы бывшего дружинника. Но избы ли?

- Ох и нихрена ж себе, - пробормотала она, когда поняла, что старыми русскими деревянными постройками тут и не пахло.

Баско жил на огромной вилле, отделанной в стиле хай-тек, просторной и светлой. С огромными окнами, кожаной мебелью и, черт бы всё побрал, но Софья была уверена, что за стеклянной дверью, ведущей на веранду, увидела кусочек бассейна.

- Нравится? – почти над самым ухом у Софьи поинтересовался Баско, с улыбкой подмечая то, что она вздрогнула.

- Спрашиваешь. Но как это возможно сделать? Где пульт управления к этим квартирам, я бы себе нечто похожее сделала. Давно, знаешь ли, планировала переезд…

- Это что-то вроде бонуса за длительную службу, - Баско пристально следил за перемещающейся по гостиной Софьей. – Могу устроить экскурсию. Тебе даже бесплатно.

Софья натянуто улыбнулась. Сразу, как только она ступила на личную территорию Баско, атмосфера почему-то стала напряженной, неудобной. Обычно они спокойно острили, бросались шутками и за словом в карман не лезли, но сейчас даже обычное «ну а почему бы и нет?» давалось с трудом. Она пришла проведать его самочувствие, проверила. Живой, не считая повязки на руке. Что еще ей тут было нужно то? Но трусливое бегство Софья себе позволить не могла никак. А Баско просто некуда было бежать, да и не привык он. Однако оба чувствовали себя не в своей тарелке ровно до определенного момента.

- Это спальня, - объявил Баско, открыв очередную дверь, за которой скрывалась просторная комната, выполненная в светло-бежевых тонах и с широкой двуспальной кроватью.

Софья с любопытством проскользнула внутрь, без стеснения обшарила взглядом помещение. Некоторое время размышляла, замерев, словно суслик, а затем обернулась к Баско, который стоял, прислонившись спиной к стене, и взирал на нее с некоторым снисхождением. Будто он уже до чего-то додумался, а она отчаянно тормозила.

- Слушай, - начала Софья решительно, - у тебя всё еще болит рука?

Он посмотрел на забинтованную кисть с сомнением, словно сам еще ответа не знал. Пару раз её сжал и только потом отрицательно покачал головой, уставившись на Софью почти не мигая. Это случайную утопленницу немного смутило, и продолжила она уже не так уверено.

- Я, в общем, хотела бы сказать, наверно… Хотя нет, не наверно, а точно. И я пришла для этого. А может, не совсем для этого. Вернее, это точно входит в список тех дел, ради которых я тебя потревожила, и…

- Софья, - Баско успокаивающе улыбнулся, а она резко замолчала, смутно осознавая, какой бред только что несла. – Всё нормально. Что ты хотела сказать?

Она пару раз быстро моргнула.

- Спасибо, - тихо, но твердо произнесла Софья, а продолжила уже нормальным голосом. – За всё. Если бы не твоя помощь, то меня б уже в утиль списали. И…

- И? – он вопросительно выгнул бровь.

Софья закусила в нерешительности губу и уставилась в потолок, словно в нем искала помощь. Баско уже было открыл рот, чтобы что-то сказать, но ему не дали.

- Блядь, да пошло оно всё нахрен! – почти зарычала Софья и за пару больших шагов оказалась рядом с Баско, ловко запрыгивая ему на руки.

Баско поймал. Подхватил под задницу, тут же отвечая на её поцелуй, такой жаркий, полный нетерпения и страсти.

- Я думал, ты легче будешь, - усмехнулся он перед тем, как бросить Софью на кровать.

- Просто кто-то очень мало в детстве ел каши, - ответила она ему.

И больше никакого неприятного напряжения.

***


Какая же жизнь странная вещь. Иной раз не успеешь поразиться её чувству юмора, как уже откинул ласты, сыграв в ящик. Эти шутки судьбы порой непонятны даже самой Смерти. Софья сидела на корточках рядом с телом утонувшей женщины, внешне чем-то напоминающей её саму. Было только между ними одно отличие – утопленница сама решила свести счеты с жизнь. Спросите, а причем тогда здесь Софья и почему она забирает её душу? Ну, так эта самая женщина, стоя за оградой высоченного моста, в самый последний момент поняла, что жизнь прекрасна, солнышко светит, мужики, которые не хотят на ней жениться, скоты, а кота Мурзика кроме неё никто не покормит. Развернулась, чтобы перелезть обратно, соскользнула и… Как вы понимаете, плавать она не умела. Весьма печально.

- Весьма, - подтвердила собственные мысли Софья, собирая душу утопленницы, которая, кстати говоря, оказалась весьма склочной дамочкой и даже за те пару секунд, что у неё были в виде духа, успела устроить ругань со Смертью.

Софья посмотрела на специальные часы и вздохнула. Надо было успеть перед очередной летучкой занести отчет Иоанне, а то даже через неделю после проверки Валя еще не успел прийти в себя и капал всем на мозг, пихая под нос свод правил. Провоцировать его на лишний поток нравоучительных лекций, основанных на данных о лени и безответственности сотрудников, не хотелось.

Успела она как раз вовремя: все, кроме Валентина и Максима были на месте. Баско украдкой ей улыбнулся и показал здоровую руку, с которой сняли перевязку. Софья неконтролируемо расплылась в ухмылке, потому что это значило одно – сегодня её будут учить кататься на мотоцикле. О пристрастии Баско к этому виду транспорта она узнала случайно, а уж новость о том, что его домашние угодья включают в себя огромный гоночный трек так и вовсе её удивила. В гараже обнаружилось три разных мотоцикла разного уровня апгрейда и парочка спортивных машин. Софью, конечно, несколько смешил факт их наличия, потому что никуда за пределы этого микромира на них не выедешь, но после исполнения обещания Баско о «покатать», мнение своё она слегка изменила в более благосклонную сторону.

Как только она приложила свою Мадам Сижу на стул рядом с Марьяной и напротив Иоанны, в зал собраний вошли недостающие элементы. Валентин буквально излучал волны радости, добра и хорошего настроения, беззастенчиво сверкая огромный засосом на шее, так прекрасно гармонирующим с его очередным фиолетовым костюмом. Но особым элементом его внешнего вида был совсем не показатель бурной любви, а огромная брошь с настоящим пером Жар-Птицы. Непонятно как Валя вообще смог провернуть такое, потому что в обычных человеческих условиях это невозможно. Но хэй! Мы же говорим о брошке из пера самой Жар-Птицы, красующейся на лацкане пиджака бывшего купидона! Короче, нет ничего невозможного. Особенно для Валентина, который когда пришел в себя и увидел свой ковер, то едва ли за сердце не схватился. Кровь можно было отмыть, но прожженные дырки нет. Бессмертную курицу от этой самой Смерти спасло лишь обещание сотрудников обеспечить начальнику новый ковер, лучше прежнего.

Максим, идущий следом за Валентином, выглядел как обычно идеально правильно, даже не подкопаешься, но его с головой выдавала какая-то странная полуулыбка, теперь практически не сходящая с его губ. А пару раз очевидцы в виде Солонго и Николы Федоровича даже клялись, что видели заядлого педанта в несколько неряшливом виде и с оторванной у пиджака пуговицей. А для Максима, что б все знали, помятый воротничок рубашки уже было чем-то ненормальным. И всё можно было бы принять за последствия работы, если бы встреча не состоялась около кабинета Валентина, а за столом в приемной не сидела бы смущенная донельзя бывшая княгиня. То, что у этих двоих, как, собственно, и у Софьи с Баско, всё перешло на новый уровень, знал, конечно же, весь отдел. Причем чуть ли не раньше самих участников отношений. И если о паре Валентин-Максим лучше всего говорили красные щеки Иоанны, то в своём случае Софья подозревала знатную сплетницу Марьяну, которую случайно встретила, выходя от Баско. Вот она, сидит рядом, ухмыляется.

- Валентин Дмитриевич, - сладким голосом, плавно переходящим в укоризненные интонации, начала Марьяна. – Может, стоит прикрыть свой срам? Вы же, в конце концов, начальник!

Валя, от счастья которого буквально с места сносило, посмотрел на женщину так, словно услышал от неё самый лучший комплимент в своей жизни. Правда, что-то увидел в её взгляде, кашлянул, уменьшил уровень своих излучений и застегнул ворот рубашки.

- Друзья мои, - начал Валентин, мгновенно преобразовавшись в обычного самого себя, - в очередной раз хочу поздравить вас с благополучным прохождением плановой проверки. Я нисколько в вас не сомневался!

- Ну да, конечно, - пробормотал Максим себе в кулак.

- И нам надо продолжать в том же духе! – Валя щелкнул пальцами, приглушая свет в зале, а позади него появился какой-то график. Следующие слова были произнесены неожиданно трагическим тоном. – Но прошла только неделя, а уже стало заметно, что у нас опять отставание по графику с душами! Это кошмар!

По залу пронесся страдальческий стон.

Русский отдел Смерть продолжал своё функционирование несмотря ни на что. Вы уже умерли? Тогда мы идем к ВАМ!

@темы: Смерть, Синьоров Сальери колбасит редко, да метко©, Юмор, ТРЭШ, УГАР И СОДОМИЯ©, Йа - шиппер!, Моё, оридж